Grime. Stunt Double. By Crash

Крэш: Итак, какое значение имеет тот рисунок, который ты сделал для выставки Нью Скул?

Грайм: Полагаю, это была реакция на, казалось бы, банальную образность, которую я встречаю у современных татуировщиков. Такое ощущение, будь-то они подхватили какой-то гребаный вирус, который позволяет им делать только крылья, кости, свечи, гробики, черепа, в общем, ты представил картину. Не то, чтобы эти рисунки не самые лучшие, я, черт возьми, сам обожаю их делать тоже, но многие просто сваливают эти элементы в кучу, в случайном порядке и говорят, что это хорошо. Вот и я нарисовал свое толкование этого, с вашего позволения, и в качестве ключевой фразы выбрал эту: Смотри, мам, я татуировщик , будь-то кому-то приходиться догадываться. Искусство — ничто, по сравнению с направленной тату-иконографией и ничего больше.

К: Насколько уместна эта тема в татуировке сегодня? И к кому, как ты думаешь, ее можно адресовать?

Г: Ха, ты хочешь поговорить о кольщиках…

К: Ну, на сколько серьезна эта проблема по твоему мнению?

Г: Это большая проблема; Это ужасно, и, кажется, распространена повсеместно. Ничего новаторского в новых работах не проявляется. Все такое скучное или украденное! В этом сказывается недостаток оригинальности в тату — сообществе, и если появляется хоть что-то новое и привлекательное, оно копируется практически моментально, если будет отправлено в Интернет!

К: Как ты считаешь, почему?

Г: Думаю, это потому, что многие татуировщики страдают нехваткой философии, судя по их татуировкам. Это возникает потому, что им не чего сказать и выразить в свои работах.

К: Как ты это видишь? Можешь привести пример?

Г: Да. Что-то вроде того.. Вот у тебя ленточка, на ней кровь, а еще на ней роза и крыло и гробик и еще что-то, что, черт побери, модно на этой неделе. И это повсеместно. Я смотрю в журнал и вижу четыре татуировки с кинжалом и нижней челюстью.. какого хрена? Почему нижняя челюсть? Мне интересно, откуда пришла эта идея…

К: Как много татуировок такого рода являются нормальным явлением и сколько партаками?

Г: Ты имеешь в виду одни и те же татуировки?

К: Нет не одни и те же татуировки, а использование ряда элементов, ну ты понял? Разве это не нормально брать что-то за основу и развиваться?

Г: Кое-что нормально. Я имею ввиду, когда ты видишь что-то новое и уникальное, ты хочешь попытаться поучиться с помощью этого. Использовать некоторые хитрости тут и там, но иногда встречается такое отношение, будь-то не существует никаких этических проблем, в том, что бы взять чью-либо работу (даже больше идею и стиль) и скопировать!
К: Ок. Я пытаюсь сформировать путь по которому мы можем продолжать следовать, чтобы направить людей пройти цикл. Ты понимаешь о чем я?

Г: А как насчет того, чтобы приложить осознанные усилия, чтобы не делать то, что делают другие, это что так сильно взрывает мозг? Есть очень много вещей, которые делают люди, определенные вещи, которые я бы с удовольствие спер. Спер бы, но я не собираюсь этого делать, особенно, татуировки, которые я жалею, что сам не сделал или не предъявил права на нее. Но в этом есть момент вдохновения, момент, который может явиться толчком, для того чтобы ты стал способным выразить свои эмоции. Я бы с радостью воспользовался некими работами в одной из моих татуировок, это же так круто, чисто, оригинально и интересно, но я не собираюсь так поступать. Я просто формирую другой способ исполнения и использую это вдохновение.

К: Должно ли быть стандартом, что каждая татуировка, которую ты делаешь, должна быть оригинальной и уникальной? Так ли ты подходишь ко всем татуировкам?

Г: Нет, вовсе нет. Ты не обязан выражать что-то глубокое или новое в каждой татуировке, которую ты делаешь, потому что не всегда так случается; это действительно слишком уж выматывает, а хорошо не получается, когда это не получается естественным путем, то нет необходимости прилагать усилия. Во-вторых, это не тату для тебя, а тут для клиента. Существует много случаев, когда тебе просто необходимо выполнить желание клиента. Если кто-то хочет розу, так что ж, парень, постарайся сделать хорошую розу, и, возможно, есть способ, как бы ты хотел попробовать исполнить ее, тогда так и говори: А как тебе такая роза? или У меня такая идея и ты можешь попробовать нечто иное. Я знаю, что это может, помутить у некоторых сознание, но что если ты сделаешь то, что никогда не видел еще в какой-нибудь гребаной тату книге? Как это круто?

(Смех)

Я думаю, что многие нет, может быть это не справедливо будет сказано, но у многих хорошо получается, даже если они не привносят много философии в свои татуировки. Немного больше провидения и динамики, когда они делаю тату, они отталкиваются с точки зрения того, кто будет смотреть потом на клиента. Как я и говорил минуту назад, что можно видеть так много в одно и том же. Ты видишь кровавую ленту и гробик и гребаное крыло и это наводит на мысль : Боже! Ребята, не могли бы вы это в конце концов прекратить? Но все же, эта тема увековечила сама себя. Люди видят в ней что-то и они хотят себе такое же, черт, и что же ты можешь поделать?

К: Ты сказал, что выходит, что многие не вкладываются в свои татуировки, они просто делают одни и те же элементы в том же духе снова и снова

Г: Мне кажется так: когда ты смотришь на фото современных татуировок, тебе сразу приходит в голову такая картина: Я очень хочу делать татуировки вот так и так и их друзья говорят: Хорошо, тогда я хочу что-нибудь такое, что провоцирует ответ: Хорошо, круто, чувак. Вот у меня есть идея, но они думают о фото в чужом портфолио; это же просто безумие. Техника исполнения поразительная. Многие хорошо знают татуировку.

К: Многое из того имеет место быть из-за тату журналов и Интернет- форумов.

Г: Разумеется, и это еще приходит со способностью купить тату- машины у тех людей, которые действительно знают, как эти машины делать. Они покупают их не сомневаясь, стоя у полок магазина и, черт возьми, но делают хорошие тату. У них есть все эти крутые краски, современные технологии и информация, которой с ними поделились. Думаю, это помогло многим вырасти и преуспеть гораздо быстрее, чем прежде. Считаю, что в целом, как структурный слой, татуировщики сейчас лучше в техническом плане в татуировании, чем когда-либо прежде. Они знают, как выполнить чистую большую татуировку. Иногда этого достаточно, но иногда нет. Почему они не рисуют флеши, а только копируют чужие работы, выдавая себя за кастом татуировщика? Блин, если они не видели чего-то прежде им даже в голову не придет браться за это. По крайней мере, так порой, кажется.

К: Как много людей, по твоему мнению дай-ка я перефразирую..я так не считаю, но все же есть кучка людей, которые имеют способность постоянно ходить с новыми работами.

Г: Я думаю, есть КУЧКИ, но определенно, эти ребята — дерьмо. Знаешь, они — дерьмо. Я имею ввиду, эти ребята, которые делают татуировку привлекательной. Кто хочет смотреть в журнал и видеть одинаковые татуировки у пяти разных мастеров, это вряд ли вдохновит тебя. Ты должен признать, что татуировать достаточно скучно временами. Что бы было если бы каждый татуировал гребаные живописные сюжеты? Как скучно бы это было? Где бы еще это получило признание? Если не в мире живописи. Если бы каждый рисовал пейзажи с одними и теми же горами, деревьями и оленями, преимущественно в одних и тех же тонах, это бы не принесло дохода. Ты можешь купить копию Ван Гога, написанную маслом прямо рядом с супермаркетом за 40 баксов. Знаешь почему? Потому что никто не заплатит больше за копию хорошего оригинала. Не нужно быть гением, чтобы мастерски срисовать, но нужно быть им, чтобы у тебя были свои идеи и стиль.

Возможно, сейчас выражу свое незнание истории живописи, каких художников ты знаешь — бар Энди Уорхолл современный или иной, оставляет свой след в истории, делая посредственные копии? А я знаю, что тату и изобразительное искусство не стоят в одном ряду в принципе, они где-то рядом. В рисовании ты можешь делать все, что захочешь, ты можешь вообще порвать то, что нарисовал, а в татуировке, нам приходится делать клиента счастливым. Тебе не следует копировать чьи-то работы, такое есть в граффити, знаешь?

К: Что? Они воруют стили и всякое дерьмо?

Г: Да, им просто трудно распознать разницу между вдохновением и имитацией?

К: Вообще, фоны в граффити можно брать за основу, это подстегивает делать что-то уникальное и новое? Это очень важно в граффити сообществе, ведь так

Грайм говорит: Слава Богу!

Даже в этом есть ограничения. Если пара парней из твоей команды сделали что-то новое в парочке стилей, а тебя не было с ними, то какого хера ты повторяешь за ними? Я по сей день так же отношусь к делу в нашей команде, если ты не с нами, то у тебя нет права делать то, что делаем мы. Отвали и пойди поищи свой собственный стиль! Знаешь, о чем я? То же самое и в тату, я говорил прежде не делайте мое дерьмо, не берите еду из моей тарелки. Это звучит драматически, но есть в этом связь. У старичков была своя политика. И сейчас у многих татуировщиков она есть. Но я считаю, что у клиентов нет представления об этом, поэтому винить их в этом нельзя. Был один парень в Южной Калифорнии, который работал в определенном стиле биомеха, но он его не придумывал, а тот парень, который его придумал не получал за это ни цента.

К: Как ты считаешь, есть ли еще место для идей и стилей, чтобы развиться круче того парня, который придумал?

Г: Думаю да, потребность сама создаст для этого место. Только один парень должен это делать и имеет право делать сколь угодно много татуировок. Может, есть тип, который делает сюжет из сериала Каскадер и есть люди, которые хотят сделать у него татуировку. Но эти люди говорят: Я не собираюсь ехать туда, если я могу пойти сделать то же самое через дорогу», но они же не знают, что это не будет также хорошо, что ты им скажешь, что у них слизанная работа? Сможешь ли ты заставить их побеспокоится об этом? Нет. Они тебе ответят: А мне нравится! У них разговор короткий. Им не приходится понимать это. Они получают это как результат, как и многие из нас в нашей повседневной жизни, когда мы принимаем множество решений.

К: да

Г: Ты можешь отправить лошадь к воде, но ты не сможешь заставить ее пить. В любом случае, все по фигу. она будет пить когда захочет. Это не мое дело говорить пить или не пить. Я не собираюсь быть тем, кто говорит: ОК, вот почему тебе действительно нужно ценить искусство. Эй, я не собираюсь этого делать. И даже в этом интервью я почти чувствую себя диктатором, который устанавливает стандарты, как люди, которые нуждаются в том или ином. Я делаю свою работу и делаю все, чтобы помочь разговорами о чем-то, что меня раздражает. Я говорю об этом, и в большинстве случаев, к этому все сходится. Люди могут делать все, что им заблагорассудится, и Слава Богу, что мы можем. Тебе нравится эта часть, ха? Эту часть можешь напечатать большими буквами? Грайм говорит: Слава Богу! Прямо из уст Грайма (смех)

К: Я включю это в контекст: (смех). Что на счет твоих влияний Маркус очевидно очень сильно на тебя повлиял, особенно на твои ранние работы, так как много из этого влиянии и вдохновения направленно толкнуло на работу, которую ты делал тогда?

Г: Думаю, что-то и было направленно, но я не думаю, что даже старые мои работы были похожи на что-то.

К: Это не было копированием Маркуса?

У: Нет, не было. Сперва, я не считал, что у меня есть возможность повторить то, что он делал, а с другой стороны, я ведь с ним работал. К этому как бы прилипаешь и даже после работы с ним, я смотрел на это как на что-то другое, как на команду. Типа работал под его крылом. Он научил меня всему в татуировке и хотел, чтобы я работал с ним. Я проработал с ним 3 года и это было здорово. Я настолько благодарен тому, что у меня была возможность поработать на него и с ним, это невероятно. Но я делал работу с ним 3 года и продолжал каждый день, а он помогал мне рисовать каждый день, и конечно он повлиял на меня, и это влияние хорошее, это опыт не купишь. Я в долгу перед ним, за то, что он мне дал. По-моему, это было круто, и я весьма польщен и благодарен, что мне выпало работать на него и вместе с ним, это невероятно. За эти три года он много помогал мне с рисованием, и, конечно же, он повлиял на меня, и я считаю это положительным влиянием. Я часто думаю об этом, обращаясь к граффити, я не знаю оправдывает ли это меня, но все это похоже на то: «Если ты в команде, значит ты с нами». Если ты не с нами, то иди делай что-то свое. Тебе нужно заработать имя для самого себя. Я отметил на твой вопрос?

К: Ну вроде да

Г: Как я уже говорил, это сложно объяснить. Очевидно, что когда-то я был под влиянием пары мастеров, да, порой я, возможно, даже дешево копировал их работы. Я проработал 3 года с Джетом Уайтхедом. Я также работал с Тимом Лехи. Я жил с Тимом. Я был окружен множеством людей. Я работал у Эдда Харди и у Мика. На меня влияли, но у меня также есть свой стиль.

На каждого было оказано влияние, и я знаю что в моих работах это даже очевидно, и это нормально, потому что я горжусь теми людьми, которые меня учили и с которыми я работал. Они меня уважали, и совершенно определенно заслуживают уважение с моей стороны. Я не ворую их работы, потому что это бы было уже не уважением, а они перестали бы уважать меня. Уж если я использую определенный образ или фишку, я не веду себя так, словно я не позаимствовал это. Думаю, что в основном, я могу сказать: Да, на меня повлияли так-то и так-то, я проработал с тем-то пару месяцев и он научил меня этому. Но я никогда не стану говорить: О, то что я делаю — это мое. Тебе нравится? Неужели они считают, что весь остальной тату-мир слепой и глупый? Некоторые хотят верить, что мы все идиоты, и это очень огорчает и раздражает. Первое: они думают о себе свысока, за то, что украли идеи, и второе: они думают, что они оригинальны в какой-то степени. Они — воры! А я знаю, что они воруют, и знаю откуда они воруют.

К: Лично я не в такой ситуации. Меня не копируют. Но посмотри, что я украл, я возможно и виновен порой, просто очень интересно попробовать себя в чем-то новом, экспериментировать и изучать новые техники, не для того чтобы выдать их за свои. Ты понимаешь о чем я говорю?

Г: Конечно понимаю. Для меня это как.. ну, положим, я вижу татуировку-розу, которая мне нравится, и тут ко мне приходит человек через пару недель и говорит, что он хочет себе эту розу. Хорошо, чувак, я типа сам хочу сделать розу, это пусть и забавно звучит, но я начинаю рисовать. Я стараюсь выяснить, что мне нравится в этой розе и от этого отталкиваюсь. Ты об этом мне и говоришь. Пойди, посмотри на живые розы, а не на розы, которые напечатаны в журнале, которые ты принимаешь за эталон.

К: Я думаю, что в этом-то вся и проблема. Так много людей используют татуировки в качестве наглядного пособия, вместо реальных предметов. И это тормозит их художественный рост. Знаю, что речь идет обо мне.

Г: Я имею в виду тех людей, которые делают вещи, вне интереса привнести что-то в искусство своими иллюстрациями. Разве в них нет оригинальности? Подумай: Чувак, а что будет если я это сделаю?, или Интересно, а выстрелит ли эта тема?, потом отрисуй пару раз, может сначала оно не сработает, но со временем ты и оно определит направление, которое попрет. Это может повзрывать твой мозг немного. Я так сейчас и делаю.

Мы возвращаемся к философии. Твой клиент хочет розу, один хочет нечто определенное, а у другого есть какая-то история. Классно, когда подкидывают какую-то мысль, а ты начинаешь ее разрабатывать, привнося в работу что-то такое сверх, не превращая ее в очередную просто розу. А есть такие, которые говорят: А сделай розу как у (имя любого калифорнийского татуировщика). Какого черта, они не говорят? Это звучит, как: посмотри на меня, я так хорош, как тот парень. Они хотят убедить нас в том, что они умеют делать так как кто-то еще, но они не думают, что мы уже знаем, что они воруют! И это делает твоего клиента счастливее от осознания того, что ты ему рассказал как бывает, а он об этом даже не догадывался. Его татуировка получилась круче, чем он ожидал. Прилагая усилия, ты получаешь уникальный результат.

К: Давай поговорим о хороших способах вдохновляться чьей-то работой и не копировать. Положим тебе нравится то, как кто-то работает, мы можем рассмотреть все на примере розы. Например, тебе понравился особый подход в исполнении некого лепестка, ты анализируешь что тебе в нем пришлось по душе и пытаешься сделать нечто схожее, но не смотря на этот элемент, возможно даже не исполнить именно этот элемент, а именно понять почему тебе нравится, в чем тут дело..

Г: Иногда это также легко как выстрелить и сказать: Я не могу сделать эту розу, потому что это уж слишком близко к оригиналу. Я не хочу делать то, что кто-то другой уже делал, это как быть всегда лучшим вторым, я пытаюсь этого не делать.

К: Как ты подходишь к очередной татуировке?

Г: Чаще всего, я рисую заранее, я много размышляю, обдумываю 2 или 3 дня, думая о тех вещах, которые хочу исполнить. Думаю о способах, как достичь нужного результата и это самая сложная часть работы, знаешь, концепция. Когда ты получаешь концепцию, тогда ты сможешь перенести ее на бумагу достаточно быстро, а уж потом займешься корректировкой своего рисунка. Самое сложное получить искру. Это как если бы ты принялся за что-то, но у тебя не получилось бы закончить, а потом ты бы вернулся к рисунку, но итог получился бы совсем другой. Это вроде маленького окошка, а когда это окошко закрывается, ты ждешь, чтобы это случилось снова. Со мной это случается часто, но только после длительных предварительных размышлений и рассматривания вещей, которые я хочу опробовать или сделать, убедившись, что это не те вещи, которые не выстрелят.

К: Итак, это хорошее направление. Положим, некто приходит к тебе и хочет некое изображение, с которым ты незнаком. Как ты справишься с этим?

Г: Я просто исследую свои возможности по этому вопросу. Пусть это будет страус, перепрыгивающий через обруч. Я посмотрю несколько изображений страусов.

Я изучу их строение, я приму во внимание на каком месте его хотят расположить и чего ждут от этой тату и каков должен быть размер. Из этого всего я пойму, какие есть у меня возможности. Не имея определенных идей, я не смогу сделать что-то определенное. Возможно, мне придется изменить внешний вид и определиться с собственным решением задачи, поменять размер и место расположение. Все это я должен буду принять во внимание и начать составлять концепцию в своей голове по поводу того, что мне нужно исполнить и как я это хочу видеть, а потом все это должно завертеться, и если мои руки работают хорошо и мои мозги работают хорошо, то получиться должно хорошо. Могу порисовать 3-4 раза для того, чтобы убедиться, что сделал все верно.

Мне повезло, что мои клиенты возлагают все надежды на меня и по-обыкновению оставляют мне достаточно места для свободы, разрабатывая их тату. Но все же есть те люди, которые хотят специфичные вещи, те, которые приходят ко мне в голову сами, когда я рисую и придумываю концепцию. Окей, они этого хотят; как бы мне сделать так, чтобы это смотрелось здорово, работалось легко, а я сам был бы от этого счастлив. Иногда я сопротивляюсь, иногда идеи клиентов не подходят для меня, мне приходиться отказывать, потому что я не хочу делать татуировки, которые для меня кажутся плохими. Здесь не важно, что или кто там должен быть на изображении. Если есть причина, по которой я не смогу выполнить хорошую работу или в последствие она окажется заурядной, то я за такую не возьмусь, потому что не хочу делать такие татуировки.
Я хочу быть возбужден и даже больше, я хочу, чтобы клиент тоже был возбужден. Если в итоге работы можно будет сказать: Как же это глупо и бла-бла-бла будучи плаксой, сетовать, на то, что я не смог домыслить работу, то зачем вообще заниматься татуировкой? Люди должны пойти и обратиться к тому, кто сможет справиться с задачей, кто сможет дать им больше, чем я могу дать. Если ты не можешь прилагать усилий, то и не суй свой нос в татуировку, во всяком случае, в области кастом тату. Вот все те вещи, которые я считаю важными.

К: В общем, ты должен быть всегда подготовленным, направляясь в каком бы то ни было направлении?

Г: Ну, я-то да. Я стараюсь, потому что это именно тот способ, который я избрал для работы. Много людей могли бы прийти и сказать: Я хочу страуса!, а я бы им: Ох уж нет, извините. Если я не могу дать им то чего они хотят, значит я не хочу терять свое время.

К: Давай-ка пробежимся по твоему рабочему процессу от начала до конца, когда кто-то приходит и просит разработать дизайн для тату.

Г: Хорошо. Типа чего? дракона?

К: Это хороший пример, поскольку ты делал много драконов, много японских изображений, так что у тебя уже есть словарный запас, на котором построишь свой рассказ.

Г: Хотелось бы так думать, но иногда и нет. Я работаю над этим.

К: Когда кто-то хочет дракона, какая твоя первая мысль? Здорово, очередной дракон?

Г: Конечно же, нет. Мне просто становится интересно, что бы такое сделать с этим драконом. Вот, о чем я думаю. Я взвешиваю все ЗА и все ПРОТИВ исходя из пожеланий и то, что желают получить от татуировки в итоге, после этого я выстраиваю для себя его параметры. Я начинаю думать: Чтобы такое сделать, чтобы он получился уникальным и интересным? …(помимо основной четкости и динамики и т.д.- это само собой). С этого я и начинаю, если у меня есть некие идеи, я могут навязать их, Эй, а как насчет этого? или Я подумал, что мы можем сделать нечто наподобие этого, и, возможно, клиент примет мое предложение. Здорово. Может быть и нет, но это нормально, оставлю хорошую идею для следующего раза. Что потом, я начинаю концептуализировать и приступаю к рисованию.

К: Ты предпочитаешь вырабатывать основную концепцию с клиентом. Вам нужно в определенных местах быть друг с другом согласными, а потом ты приступаешь к процессу рисования.

Г: Да, я имею ввиду, нет. Их поведение мне просто говорит что и как, иногда я уже вижу образ а иногда я начинаю видеть уже все полностью. Когда мне говорят о содержании, я думаю: Что я могу сделать здесь? А что могу сделать здесь? По ходу того, как они говорят мне что-то, в моей голове, определенные вещи начинают меняться в общем образе. Это типа, если клиент захотел дракона с водой, окей, я начинаю вплетать в образ воду, примеряя его, скажем, тебе на ногу. Вот таким образом, я размышляю. Потом я начинаю визуализировать образ с огнем. Я немного продумываю эти варианты в моей голове. А потом, например, и то и то должно быть вместе. Но бывают моменты, когда я не знаю, как все вместе совместить, и это занимает еще немного времени для концептуализации. Если потом рисунок выходит с трудом, то я начинаю идти другими путями.

К: Рисуя скетч дракона, о котором мы говорили, имея основу дракона, ты начинаешь зарисовывать его, у тебя есть идеи, у тебя есть хорошая концепция, есть чем рисовать, сколько раз ты нарисуешь дракона в таких условиях, покуда не поймешь, что получил то, что ты хочешь? Когда ты начинаешь с основы и просто наращиваешь ее.

Г: Сложно сказать. Может быть один раз, может быть два, с множеством стираний и распальцовок и выброшенным первым вариантом. Не более трех раз, по крайней мере сейчас. Я помню годами ранее, я делал по 9 рисунков маски, пока не нарисовал ту, которую посчитал правильной! Черт возьми!

К: Давай вернемся к вышеупомянутому. Расскажи, как ты пришел из граффити в татуировку. Очевидно, ты не знаешь много об истории татуировки и всех этих различных стилях.

Г: Я терпеть не мог традишинал, когда начинал. Я ненавидел такие татуировки. Я их считал глупыми, но это было только потому, что я их не рисовал, а черную пантеру считал самой заурядной тату. Теперь-то я считаю черную пантеру одной из самых сильных тату-образов и даже люблю ее. Не знаю почему они мне раньше не нравились. Мне думается я наконец-то понял как вынуть свою голову из своей задницы.

К: Итак, твой первый дракон

Г: Это был кусок мусора разумеется.

К: Но ведь это процесс, ведь так? Приходится начинать со слабых шажков. Как ты продвигался, какие вещи тебя наиболее просветили в том, как надо делать драконов? И возвращаясь к строению, возможно есть некоторые основы, которые помогли изучить тебе этот новый язык.

Г: Главное постоянно их рисовать и в процессе восклицать: Ух, теперь-то я понял, как он соединяется. Теперь я вижу. Сейчас я смогу нарисовать его так, он правильно соединится. Ключом для меня было просматривать книгу драконов Эдда Харди. Это такой хороший фундамент. Он так хорош. Я имею ввиду, он просто, мать его, невероятен в своих рисунках. Возможно половину из всего, что он нарисовал, он увидел во сне. И каждый его дракон гораздо лучше, чем любая современная тату, из тех, что делаю я. Он знает свое дело. Он понимает их значение. Что тут скажешь? Я бы мог нарисовать разных драконов, но едва ли они будут лучше., просто другие. Кажется, это такие вещи как практика, практика и практика, советы и рвение делать что-то новое и поиски того самого нового и разного влияния на работу.

К: Как ты считаешь, насколько важно взаимодействие художников для роста и развития своего стиля.

Г: Это весьма важно. Ты тоже должен заставлять людей вокруг тебя расти.

К: По моему опыту, отрывной точкой является то, что ты делаешь тату у мастера, который тебе нравится и которого ты уважаешь, я всегда узнавал нечто новое через этот процесс. Выбери время, потрать деньги, пожертвуй это на татуировку, сделанную теми людьми, это закончится построением отношений, ты знаешь, о чем я, это поможет тебе.

Г: Послушай вот что. Один парень, которого я уже давно знаю я, конечно, разговаривал с другом, и он сказал: Эй, такой-то и такой-то сказал, что хочет делать татуировки и он хочет с тобой поговорить на эту тему , я ответил: Правда, это невероятно. У него есть татуировки?, а он мне Нет, я не думаю, что есть. Я сказал: Ни*уя не выйдет! Ни хера я не смогу рассказать этому парню про татуировку. Не выйдет, если ты сам не татуирован, если тебе не нравятся татуировки, забей.

К: Это привносит в нашу беседу другую тему, поскольку ты много на кого повлиял своим творчеством, многим персонально помогал и даже работал вместе.

Г: Я стараюсь делать то, что я могу, но у меня есть свои лимиты по некоторым пунктам..

К: Но ведь ты знаешь несколько тех парней, которым ты 3 или 4 года назад не захотел помочь и поговорить, они стали узнаваемыми

Г: Возможно, это потому, что я был менее уверен в себе, чем сейчас. Но после этой статьи я вернусь к своим старым методам. Я не информационный тату центр. Каждый сам за себя!

— Какие машинки ты используешь?
— Тату-машинки

— А это какая краска?
— Эта? Точно не скажу

— Ты посмотришь мою книгу?
— Нет

Татуировка настолько размытое понятие, к своему стыду, я часть всего этого.

К: Это плохо, конечно. Я не считаю тебя информационным тату центром. Но я действительно считаю, что у тебя есть, что предложить, ты определенно один из самых влиятельных мастеров на сегодняшний день и было бы грустно потерять твое мировоззрение. Во всяком случае, твоя неуверенность сыграла роль в прежние времена?

Г: Я бы сказал, что с ней надо было что-то делать. В основном, если ты более уверенный в себе человек, с тобой проще разговаривать, проще говорить о личных вещах, и татуировка, несомненно, попадает в этот перечень. Поэтом я такой, новая куртка не значит, что у меня теперь нет прежнего внутреннего мира, как у часового механизма, когда люди хотят информации. Иди в жопу, догадайся до всего сам! А иногда в моей голове витают такие мысли: Правда? сегодня бесплатный обед? Для чего я здесь? Ты проясни ситуацию. Вот так, чувак, я всегда и думаю, словно кто-то сказал мне о том, что он делал, мужик, я собираюсь выяснить любым способом, если мне не скажут сейчас. Может это займет больше времени, но без их помощи и я сам справлюсь. Эти люди не единственный путь к информации. И если они не сдаются, я добьюсь этого позже, это должно случиться, я на пути к этому, вот так я и иду и я получу это, потому что я буду усердно трудиться за это и я получу назад все, что я потратил ради этого. Я приложил много усилий, вложил сердце и душу, кровь и пот, и слезы тоже, так что я не знаю.

К: Но ты был немного более расположен делиться ранее. И этот толчок у многих мастеров известен.

Г: Что ты имеешь в виду, просто критику их работ или

К: Критику определенно, и даже твои премудрости в рисовании те, которые ты собрал и которыми ты поделился

Г: Да, иногда я думаю, что должен помочь кому-нибудь с этим, а иногда нет. Сложно порой, когда тебе нравится человек, тебе с ним нравится проводить время, он у тебя делает татуировку, а потом просит ему помочь, а ты думаешь: Черт, есть пять вещей, которые я бы мог рассказать ему о рисовании, что же ему рассказать? Часть меня говорит: Ты можешь рассказать ему это и это, но есть и вторая моя половина, о которой и не упомяну; я хочу припасти для себя парочку хитростей. Иногда после, я думаю: Зачем я им все рассказал? Это дерьмо обрекает меня вечно все всем объяснять. Это тоже типа возвращается, как я сказал только потому, что я современный татуировщик не значит, что я не работаю тем, что знаю или у меня нет заготовок или сомнений по вопросу о том, делиться или нет информацией. Я много трудился, чтобы стать тем, кем я являюсь и я не собираюсь раздавать свое дерьмо. Посмотри, если я не говорю тебе, это не значит, что ты не узнаешь, я не стою преградой тем, что я не говорю тебе. Это не значит, что я блокирую путь, и ты не можешь двинуться дальше. Это просто значит, что я не тот парень, который даст тебе ответ, вот и все. Да, я считаю, что вопрос весь в том, чтобы стать более уверенным в себе. Поменяться, устать быть неуверенным, и не пытайся говорить с людьми о том что ты знаешь и помочь всем. Иногда помогай, а иногда нет, как придётся. Иногда это нормальный вектор.

К: Это как раз таки вещь, которую ты делаешь довольно часто для людей, с художниками, которых ты знаешь?

Г: Это возможно вдогонку. Я не осознаю этого. Но ты говоришь со многими ребятами и, по всей видимости, если они так говорят, значит, это даже больше чем я думаю. И знаешь еще что это отчасти причина, почему я не помогая некоторым людям больше. Это как кто-то сказал мне много лет тому назад: когда кто-то дает мне свои рисунка и книги, они просят от меня критики. Я говорю им, но они никогда не исправляют, они даже не слушают, что я им говорю. Это задевает меня. Я просто улыбаюсь и думаю: Ублюдок, это последний совет ты получил от меня.

К: Считаю это достойным внимания, и я это ценю. Но многие вещи, о которых мы говорили привели тебя к резервации даже в смысле публикации твоих работ. Верно? Воровство.

Г: Да, я прошел все за и против по вопрос должен ли печататься или нет, как много я хочу показать людям и это странное дело, мужик. Я определился с вещами, которые для меня являются основой и всеми другими вещами. Я очень люблю граффити и татуировки и все другие вещи с этим связанные, и я хочу, чтобы в моем деле была узнаваемость; так, с одной стороны я хочу, чтобы люди видели, а с другой: Блин, чувак, я так не хочу, чтобы они стали замыливать все над чем я работал. Но это делает тебя слишком высокомерным. Неважно все с одной стороны реально глупо даже говорить об этом, что уж такого я сотворил? Ничего. Просто другой поход к вещам. Но с другой стороны, меня трогает до глубины души, когда я вижу эту работу. Мужик, не сделал ли я только что эту тату точно как ту. Не важно сколько недель спустя я увижу одного мастера, делающего такую же работу. Это так грустно. Это как говорит Gza: Нигеры кусают мгновенно, если не вскоре. (Я много цитирую реп, потому что это, возможно, один из самых возмутительных способов выразить себя — и так люди буду ненавидеть меня.)

К: Насколько ты сильно желаешь изменить эту проблему?

Г: А что я могу поделать?

К: Я думаю, что то, что ты сейчас делаешь уже хороший старт.

Г: Я не могу взять за руку каждого татуировщика и сказать: Не так, попробуй что-нибудь

другое. Это не моя работа, чувак. Это совесть татуировщиков должна это делать, это ее работа. Это их собственная моральная и этическая оценка позволяет им делать подобное.

К: Я считаю, что все считают эту проблему нашим бичом, но никто не хочет ничего менять. Помочь решить эту проблему. Я ценю то, что ты об этом говоришь и делаешь попытки быть услышанным. И я считаю, что это интервью хорошим способом что-то изменить, сделать людей более совестливее в своей работе, подтолкнуть их и завести..

Г: Верно. Я так это себе тоже представляю и надеюсь это поможет. Это было бы здорово увидеть чью-то книгу или флэши, которые выглядят иначе. Может немного больше людей начнут говорить об этом. Никто не говорит об этом, кроме Джеффа Рейзера.

К: Хочешь еще что-нибудь добавить?

Г: Надеюсь, что вы сможете сделать ваших клиентов счастливыми, надеюсь, что вы сможете сделать себя счастливее и постараетесь делать свое. И наконец, красноречивые слова Раеквона: ты знаешь, как нигерз бьют дерьмо. Нигерз бьют в безумном стиле и это дерьмо от нигазз, Мэн. Поэтому я ненавижу, Мэн, не переношу нигерз, которым надираю зад.

www.grimemonster.com

www.xktattoo.ru на правах дистрибьютера Tattoo Artist Magazine

Posted in: