Steve Moore By Adam Sky

Думается, что взаимообмен и желание показать себя везде, публикуя свои работы в тату журналах, заставляет пережить череду неприятных событий, от того, что люди начинаю попросту сдирать твои тату. Посмотри, что произошло с Аароном, посмотри, что произошло с Гаем…

Знаю, это так грустно. Иногда задумываюсь, почему дурная слава никого не пугает. Но, я полагаю, это способ стать узнаваемым за счет твоих произведений. В конечном итоге, все сходится к тому, чтобы клиент был доволен.

Не хочу тебя заставить стыдиться, сказав, что тебе сейчас стали безумного подражать, но это обеспечило тебе большую клиентскую базу здесь в Ванкувере. Как думаешь, все эти клиенты появились тебя оттого, что ты стал очень узнаваемым в средствах массовой информации?

Я стараюсь передавать то, что люди хотят увидеть, и я стараюсь сделать каждого счастливым! Думаю, что работа говорит сама за себя. Если кто-то приходит ко мне с идеей, я не собираюсь ему говорить, что его идея плоха. Только в одном случае татуировка будет плохой — если я ее плохо сделаю. Так что это может быть типичная вещь, которую делали уже тысячи раз (вроде дракона), но ты можешь привнести в нее свое видение и сделать круто, это хорошо для индустрии. Знаешь, когда люди говорят: «Вообще я не люблю татуировки, но это круто!» и это играет для татуировки положительную роль.

В разговорах о тебе, часто отмечают, что ты не из типа татуировщиков. Когда представляешь себе татуировщиков, сразу приходит в голову образ пьяного лунатика, а ты совсем не такой! Так что же заставило тебя стать татуировщиком?
Помню, когда я был помоложе, я мечтал оставить после себя какое-то наследие миру. Когда стал делать татуировки, то понял, что именно мои работы смогут некогда меня пережить. И для меня было честью, что человек выбрал меня, чтобы я оставил на нем след.

У тебя есть гениальный художественный талант, который кажется мне действительно настоящим, это, очевидно то, что было у тебя до того, как ты пришел в татуировку. Я хочу узнать, что привело тебя в татуировку. Ты сделал себе сперва татуировку? Как это все началось?

Это началось, когда один мой друг собрался сделать себе татуировку, и я сделал для него эскиз. Меня в первое время это очень разгорячило, меня стали просить создавать дизайн для тату, а потом приходили и показывали готовые работы. Это вызывало у меня трепет. Это было круто! Я сам про себя думал: МОИ рисунки на ТЕБЕ! Так сделал еще несколько раз, а потом понял, что мне нужно держать процесс под контролем, поскольку татуровки иногда не удавались так хорошо, как я нарисовал. Может это эгоистично, но я подумал, что тоже смогу это сделать (тату)!

Так как ты взял в руки тату-машину?

Это местный в Торонто поставщик. Но также у меня было несколько друзей, которые занимались татуировкой.

Так ты пошел в Studio one и купил себе оборудование?

Я точно не помню, что я сделал сперва. Я просто хотел татуировать своих друзей понемногу, и, может быть, попробовать себя в другом виде искусства. А потом я понял, что уже не хочу останавливаться. Больше ничего не было так важно. Тогда я стал действительно этому учиться.

Как ты начал профессионально практиковать?

Я сделал татуировку одному из моих друзей, а он поучаствовал в тату — конкурсе на концерте в баре. Мой друг этот конкурс выиграл. Один из мастеров местного тату — салона спросил его, кто делал ему татуировку и мой друг назвал ему мое имя.

А что это был за салон?

Way Cool Tattoos. Чёкнутый Эйс

Тебя учил именно Чекнутый Эйс?

Да. Это был хардкор, особенно для меня, провинциального мальчишки. Эти ребята были грубыми. Знаешь, бизнесменами. Я пришел в самый жесткий, стереотипный тату-салон из тех, который ты себе можешь представить. Psycho Дэйв, все же, многому меня научил.

Какого тебе было, когда ты впервые вошел в двери салона?

Я был напуган. Эти ребята конкретно меня напугали. Они до сих пор меня пугают.

Меня тоже они до сих пор пугают. Я помню видел фотографию, где ты сфотографирован с большей группой людей на Русской Тату Конвенции. Кто был рядом с тобой на этой фотографии?

Джек Руди был на этой фотографии. Брайан Эверетт, это те, о ком следует упомянуть. Думаю еще Литтл Винни был там. Филипп Лю и Люк Аткинсон были там и все ребята из Way Cool. Это была самая уникальная конвенция, на которой я когда-либо бывал. Русские были полными психами. Там были ребята, делающие татуировки электрическими зубными щетками, а Филипп Лю прямо позади них делал нечто, взрывающее мозг. У многих людей было с собой оружие, мы все делали там большие татуировки за цену около 30 баксов. Никто не заработал, но мы получили невероятные впечатления.

Так как ты перешел из салона, где ты работал на Эйса в Торонто в салон Sacred Heart в Ванкувере?

Я часто ездил в Ванкувер и Вистлер покататься на сноуборде. А потом Аарон Кейн стал часто ездить Вистлер также позаниматься сноубордингом. Позже он стал работать там, на полупостоянной основе. Когда он был занят, и ему нужно было уехать из города, он звонил мне и просил поработать за него недельку-другую. Я делал это, и это было здорово. Я окончательно переехал туда, когда решил сделать у Аарона татуировку. Это была возможность поработать вместе с ним, он мне очень нравился как художник и как человек. Я пробыл в Вистлере недолгое время, пока Аарон не перестал приезжать. Без него я зашел в ступор, потому что у меня не было больше вдохновителя, мне стало очень одиноко, и я принял решение переехать в Ванкувер.

Лично я не понимаю, как некоторые мастера могу работать сами по себе. Мне обязательно нужно быть окруженным несколькими мастерами во время работы.

Мне нравится быть мелкой сошкой, по крайней мере, чуть-чуть. Я могу прерваться и делать сою собственную работу в своем собственном месте, но все же так классно слышать жужжание других машинок вокруг тебя.

Это, наверное, было настоящей пользой поработать бок о бок с Аароном в Вистлере. Я помню, как приходил к вам, а ты приезжал на сноуборде прямо к дверям салона. Это была парикмахерская или что-то вроде, то место, где вы базировались?

О да! По-старинке, как в гетто. Это было невероятно. Мы находились на втором этаже, у нас были окна с пола до потолка, поэтому вокруг себя можно было видеть горы.

Канадский тату рай! Расскажи о своем транзите из Вистлера в Ванкувер.

Я работал с тобой в Temple Tattoo, пока еще был в Вистлере, а потом стал работать Sacred Heart.

Я помню по работе с тобой, хотя ты и был спокойным и уравновешенным парнем большую часть времени, но все время кричал на свою девушку по телефону. Это отложилось в моей памяти.

Вау! А я этого не помню.

Еще помню, как ты постоянно засыпал на кушетке в салоне.

Да, я работал 7 дней в неделю.

Ты ведь не только татуируешь, ты еще делаешь рисунки для сноубордов?

Да, для К2, Premier и для местной компании Ste child. Это полностью такая же штука, которая меня будоражит, как и татуировка.

Я занимаюсь татуировкой уже 10 лет. Не находишь ли ты для себя трудным относиться к этому с энтузиазмом с течением времени?

Я работаю, чтобы получать удовольствие от того, что заканчиваю тату. И даже если я на половине пути, я отмечаю, что это круто. Я имею в виду, что я делаю людей фантастичными. Я им так и говорю: Ты сейчас намного фантастичнее!

Где бы ты хотел оказаться через 10 лет?

Я не хочу смотреть в далекое будущее. Я бы предпочел жить одним моментом. Я счастлив оттого, что делаю сейчас. У меня нет глобальных целей и стремлений. Я просто хочу, чтобы было лучше.

Думаю, такое случается со всеми татуировщиками. Они так фокусируются на татуировке, и живут по своей записи на предстоящий день, и у них нет времени остановиться и подумать о том, что будет через 10 лет.

Думаю, потому что работа требует много думать и уделять много внимания. Если ты действительно концентрируешься на работе, то у тебя не будет возможности податься другим мыслям. Я так привык концентрировать, мне трудно уйти в другом направлении. Думаю, мои цели в татуировке схожи с целями в жизни. Я просто хочу, еще больше вырасти и еще больше узнать.

В последний раз, когда я смотрел, у тебя было три страницы списка ожидающих клиентов, которые хотят сделать у тебя тату. Я слышал, что некоторые вынуждены ждать год, чтобы попасть к тебе.

Не думаю, что так долго. Около 6-7 месяцев.

Как ты это делаешь? Как ты сохраняешь мотивацию к такой продуктивной деятельности?

Иногда действительно нелегко. Тратишь столько времени, чтобы сделать что-то для других людей. Это и впрямь может опустошить. Я пришел к тому, чтобы делать что-нибудь для самого себя, так я занимаюсь кунг — фу и йогой. Сохраняется баланс, когда делаешь нечто физическое и нечто духовное. У тех парней, кто долго занимался татуировкой, их тела начинают отплачивать им за это. Разрушаются спины, шеи руки и ягодицы. Потому что все, что ты делаешь – сидишь. Соли застаиваются. Нужно чтобы кровь по тебе бегала, чтобы оставаться свежим. Если ты хочешь свежо работать и свежо мыслить, ты должен двигаться ради вдохновения. Может это сказано банально, но многие татуировщики не делают этого. Они просто работаю, работаю, работают, а потом сгорают, и тогда им требуется отпуск, а если у них не получается взять отпуск, они начинают злиться на окружающих.

Когда находишь время для всего этого?

Время есть всегда, просто нужно раньше вставать. Я встаю на пару часов раньше и иду на Йогу. А после нее я весь хороший. Я даже рисую быстрее! Делаю всякие нереальные сгибания!

Такие люди как ты имеют возможность переехать куда угодно, и работать там, где тебе самому не захотелось. Что же держит тебя в Ванкувере и что держит тебя в Sacred Heart?

Мне нравится Ванкувер. Здесь красиво. Горы здесь встречаются с океаном. Хороший климат, не много дождей. Хорошие люди. Сноубординг! Да все, что я хочу — здесь! Иногда я забавляюсь мыслью о том, как бы поехать в различные места, но в итоге это все заканчивается простой поездкой. Здесь я чувствую себя дома, по крайней мере, сейчас.

Стараешься ли ты посещать тату конвенции?

Я собираюсь посетить все крупные Канадские конвенции в этом году: в Калгари, Монреале и Ванкувере.

Круто, что в Ванкувере наконец-то тоже будет проходить конвенция.

Да. Я говорил с некоторыми Американскими татуировщиками, и они выразили большой интерес к Ванкуверской конвенции. Может придется перед ними извиняться.

Давай поговорим о твоем продвижении как мастера.

Каждый раз, как я делаю татуировку, я чувствую, что хочу получить от нее опыт для своего искусства. Не обязательно что-то, что никогда еще не делали, а что-то чего я еще не делал. Есть ребята, которые на этом не заворачиваются. Говорят: Ты никогда не изобретешь, колесо заново, но есть люди, которые нажимают и двигаются вперед. Поэтому я решил, что не хочу изобретать колесо, но я хочу покатить его по другому пути. Я считаю, что татуировщики настолько непохожи в отношении того, на чем они фокусируются, когда делают тату. Это прослеживается во всех этапах с самого начала, когда парни просто радуются тому, что им не приходится работать на дядю и ходит на рядовую работу, а зарабатывать деньги и знакомиться с девчонками прямо на рабочем месте, это делает их по-настоящему счастливыми. Другие же просто счастливы от того, что они работают в тату салоне и делают чистые и солидные татуировки и делают своих клиентов счастливыми. Я не говорю, что и те и другие имеют не правильный подход. Это даже восхищает, что некоторые могу сконцентрироваться на выдержке и делать клиента счастливым. А есть ребята, которые хотят придать новизну своему стилю. Это также те ребята, которые хотят превзойти работу других. И они перебирают стилями постоянно.

Да. Они хотят сделать тату, такуюже хорошую, как и понравившаяся им тату в новом номере журнала. Но все же есть те парни, которые обновлять и проталкивать вперед себя, делая то, что они сами для себя считают прогрессом. Это очевидно то, чем ты занимаешься. Но разве ты никогда не сгорал? Не находил ли ты для себя нечто сложное и не сгорал ли во время татурования?

Это да! Постоянно. Я люблю думать, что во мне соки, соки созидания. Когда много работаешь и много рисуешь, ты наполняешь этими соками чашу. Ты созидаешь, созидаешь, покуда в тебе ничего не остается. После этого приходит мысль, что пора заканчивать все начатые тобой татуировки. Порой, это действительно похоже на настоящую работу, а когда в итоге ты наполняешь очередную чашу, ты снова готов браться за рисунки. Я пересматриваю свое расписание и прозваниваю 10-12 человек, что бы начать новые проекты.

Для меня всегда главной проблемой является то, что порой не возможно найти с клиентом точки соприкосновения, поскольку его совершенно понятная идея идет в противовес с тем, что на самом деле хочешь сделать. Но ведь ты, кажется, делаешь много уникальных и креативных работ, поэтому мне хотелось бы узнать, как ты это делаешь. Как ты побеждаешь в битве за торжество своего творчества?

Я не думаю, что я стараюсь выиграть битву. Когда я вижу людей с идеями, я смотрю на это как на шанс получить очередной опыт. Еще более я заинтересован сделать то, чего еще не делал ранее. Думаю, что многие мастера любят делать одно и то же снова и снова, потому что они знают, как достичь хорошего результата, но мне более приятен вызов. Все визуальные идеи могут добавить дров в мой костер. Я не хочу становиться одним из тех парней, которые говорят: Это не мой стиль!

Тебе никогда не казалось, что некоторые клиент пытаются ограничить тебя в твоем стиле и берутся слишком сильно контролировать процесс?

Иногда. Но я догадываюсь об этом до того, как это случается. Если я работаю над рисунком, я привношу все в этот рисунок, а когда заканчиваю я думаю: «Это хороший рисунок», потом я знаю, что из 98 процентов случаев люди возвращаются и говорят: Это круто! Это лучше, чем я думал! Но когда я делаю рисунок и на половине работы понимаю, что я не супер уверен в ней, то и люди начинают влезать в процесс.

А ты всегда погружаешься в работу?

Я стараюсь. Во время работы над татуировкой, самое главное постараться погрузиться в нее. Я не отвечаю на телефонные звонки, не люблю вести разговоры о других татуировках, потому что я теряю свою фокусировку. Я ненавижу, когда приходят люди и отрывают меня разговорами о тех или иных тату, потому что это затуманивает мне сознание. Это рассеивает мои мысли. Поэтому я восхищаюсь тем, как многие татуировщики могут делать несколько дел одновременно. У меня лимитированная база данных в голове.

А знаешь? Я думаю, что ты просто сумасшедший, потому что ты можешь заниматься множеством непохожих проектов одновременно. Как много дел ты можешь выполнять одновременно?

Я не знаю.

Сколько у тебя работы прямо сейчас?

Я не могу сказать точно, но больше дюжины.

Больше дюжины?! Я потеряю разум, если у меня будет столько же. Лично я могу лишь шесть. Я провожу линию под шестью, а потом начинаю отправлять людей.

Но, когда я смотрю на таких парней как Крис Тревино, я вижу его рабочий стол, а он полон эскизов костюмов и чем-то схожим. Этот парень просто машина. Но для него это как за здрасьте! Он следует своей программе; черные тени здесь, цвет здесь. То же самое и с Аароном Кейном. Кто-то может прийти на рукав, и он рисует рукав прямо на нем и татуирует и все это потрясающе, но все же это его программа. У него есть право выбирать, но он всегда знает, как ему работать, это его программа.

Что я вижу в твоих татуировках, это то, что одна татуировка может совершенно отличаться от другой. У многих татуировщиков ты видишь их формулу, прослеживается, что один цвет идет сюда, сюда другой, формы схожи, и они знают, что это работает. Я говорил с Майклом Джонсоном о том, что сейчас многие застревают на определенной дорожке и повторяются, ленятся, потому что знают, что то, что они делают, и так работает. Говоря персонально, то я пару месяцев назад сгорел оттого, что застрял на том, что срабатывало, только для того, чтобы закончить работу. Хотя то, что я вижу у тебя в портфолио, это полностью различные татуировки.

Я чувствую, что это мой долг. Чувствую, что не могу повторить сам себя. Нет ничего, чтобы я повторял и очень мало татуировок, которые схожи.

Есть множество татуировщиков, которые смотрят на таких мастеров как ты, тех, кто делает большие интересные работы и хотят стать такими же. Но они и не подозревают, как много нужно рисовать и изобретать, чтобы вдохновлять людей и воспитывать своего клиента, вызывать у него доверие к такого рода работам.

Верно. Когда я готовил свое портфолио, мне было не легко вдохновить людей на большие работы. Те фото работ не были способны сделать это. Это подстегивало меня, но единственное, что я мог сделать — это рассчитывать на то, что мне позволят сделать что-нибудь большое. Я просто должен был быть терпелив, и, в конечном итоге, стало появляться все больше людей, которые решались на то, что я мог им сделать.

Стива Мура Вы можете найти по адресу: www.getmooretattoos.com
www.xktattoo.ru на правах дистрибьютера Tattoo Artist Magazine
Отдельное спасибо Ксении и Сергею Буслаевым за качественный перевод

Posted in: